Почему мы перестали понимать друг друга

Священник Владимир Соколов в своей новой книге разбирает очень важную проблему современности – духовное сражение, в которое ежедневно вынуждена вступать Церковь

Почему мы перестали понимать друг друга

Два горожанина в селе:

— Смотри, какая красивая лошадь!

— Это не лошадь, а свинья!

— Да? А почему у нее рога?

Муж искренне будет считать, что для него началась каторга, и будет пытаться удрать куда-нибудь подальше. Жена может чувствовать, что муж ее любит не только тогда, когда он дарит ей цветы (а с годами мужья почему-то перестают это делать), а когда муж помогает ей в чем-нибудь.

Представьте, что может чувствовать женщина, которая вышла замуж, родила ребенка или даже двух, вышла на работу и каждый день устает, как ломовая лошадь. Ничего странного в этом нет, ведь ей теперь приходится водить детей в садик или в школу, самой бежать на работу, потом забирать детей домой, успевать заскочить в магазины за продуктами.

А еще готовить дома еду, стирать и убирать, заниматься по вечерам с детьми и переделывать много других дел. Ну а муж не хочет даже купить картошку в магазине и обижается, если его об этом попросят.

В просвещенные эпохи полемика с Церковью становилась более изощренной, она имела философскую и богословскую базу, наполненную массой, как казалось полемистам, весьма убедительных и неопровержимых аргументов. На самом же деле, за всей этой полемикой скрывалась одна проблема, – весь этот словесный арсенал средств был лишь мобилизацией человеческих ресурсов в борьбе со своей совестью, которая невольно обличала изнутри, а во вне откликалась на зов истины и тянулась к ней.

В свое время массированный натиск на Церковь науки был вызван по существу теми же внутренними причинами, но вся внешняя научная, так называемая объективная аргументация строилась на ложном убеждении, что научные представления легко доказуемы. Хотя фундаментальные научные представления есть, в лучшем случае, аксиомы, а в иных – так и просто ложные теории (как, например, дарвинизм, который даже по научному определению теории, ею не является, то есть является научным заблуждением, или, проще говоря, ложью).

У всех полемистов, действующих против Церкви, есть один изъян, о котором они не ведают (а то бы и не вступали в полемику), – это ложь. Они не ведают о ней, потому что бегут от света во тьму, а в ней лжи скрыться легко. Ложь, живущая во тьме души – ложь фундаментальная, на ней строится все здание полемики. Если эту ложь обнаружить и вывести на свет разума – здание разрушается моментально. Правда, заметно это разрушение не всякому полемизирующему, – ведь так дорог этот привычный дом, что человек никак не может с ним расстаться. Он снова и снова отстраивает его, скрепляя кирпичи цементом, еще более замешенном на лжи, ибо ложь порождает только ложь, – истину она родить не может.

Перед нами та стандартная схема, по которой мы действуем, предавая правду ради какой-то сиюминутной выгоды. Если такое искажение правды возможно даже на чувственном уровне, где все можно увидеть своими глазами, — то какой простор получает ложь на мыслительном уровне, где отличие белого от черного не столь очевидно. А если мысль распространенная, насыщенная, если ее усвоение требует определенного усилия, — то просторы, на которых может обосноваться ложь, становятся прямо-таки необозримыми. Страсть здесь может получить питание от любого слова, от любой выхваченной из контекста фразы, от любой интонации, которая несозвучна нашему настрою, нашему внутреннему комфорту. Истина в таком случае становится для нас закрытой.

Непонимания – ОТЧЕГО?

Непонимание другого человека — это, по большому счету, отсутствие любви. Любовь всегда предполагает жертву: выход из своего «я» и слияние с «я» другого. Ненависть же — это всегда ограниченность, замкнутость в своем «я». Сознание при таком отторжении ближнего ослепляется, лишается нормальной способности широкого свободного реагирования, у него остается только способность к направленным страстями эмоциональным реакциям, типа известной химической: если «лакмус» душевный не окрашивается в нужный цвет, то, стало быть, это и не соответствует истине. В таком состоянии мы не способны соображать, мы можем только реагировать как бык на красную тряпку. Любое слово, любой символ, независимо от смыслового употребления, может вызвать эту реакцию определенного окраса, ну, скажем, потому, что это слово употребляют оккультисты или коммунисты. А что автор при этом критикует оккультистов, это уже не интересует, слово вызвало определенную эмоциональную реакцию.

Игорь, вы о себе или гипотетически?

Игорь: 

Оксана, я вообще то писал о жизненных ситуациях, но если Вас интересует моя личная жизнь, спешу сообщить-Там всё суппер!!! 😀  (F)  (F)  (F)

Оксана: 

Все советы хороши. а все прошли через ЭТО?

Из нашего с женой дома была вышвырнута теща. Она нерусской национальности, русских не любит просто за то, что они русские, а не по каким-то конкретным причинам, не особо это скрывает и не стеснялась говорить мне гадости с национальным смыслом, пользуясь моим воспитанием, что я не говорил ей в ответ резкости, не говоря уже про поднять на нее руку. Теща решила, что пора уже не просто плевать мне в лицо, но и избавиться от меня, оставшись верховодить в семье своей дочери. Дошла до того, что решила унизить меня прилюдно: при посторонних гостях начала оскорблять меня, руками выталкивать и гнать меня из нашего нового двухэтажного дома, на который заработал полностью я. Сначала пытался «объяснить ей, что я не верблюд», потом просил замолчать, потом-уйти к себе домой, потом потребовал проваливать к чорту.

Она же начала меня выталкивать, т.е. рукоприкладствовать, т.е. играть в мужские игры. А мужские игры- по мужским правилам, старая дура про это забыла. Мерзавка была вышвырнута в прямом смысле: под мышки на улицу. Это я пресек ее преступное посягательство на неприкосновенность моего жилища. За то, что посмела оскорблять и распускать на меня руки у меня же в доме (в моем охраняемом Законом жилище) в присутствии посторонних гостей. Сделал это, испытывая только гадливость и огорчение, как будто выполнил грязную, но необходимую работу. Как унитаз прочистил. Кстати, УК РФ на моей стороне, т.к. теща не пыталась убегать, а при свидетелях нападала на меня в моем жилище, в котором она- гость: не прописана и не собственник, т.е- никто. Еще пара зарвавшихся родственничков тоже были поставлены на место, тут хватило просто слов.

Истина открывается только тому, кто к ней уже в какой-то мере приобщен, потому что открытие истины — есть путь следования за ней, путь становления в истине. Истинность — это внутреннее состояние человека. Оно связано с аскетическим подвигом человека, с освобождением от неистинного. Оно выражается и в характере разума. В области разума не может не быть взаимопонимания, потому что свойство разума заключено именно в том, чтобы устранять то, что мешает взаимопониманию. Логика устанавливает взаимопонимание. Иначе ее можно назвать здравомыслием. Логика — это свойство, присущее здоровому разуму, без логики нет разума. Поэтому непонимание означает только то, что это здравое начало отсутствует в установлении понимания, что кто-то руководствуется в этом не разумом, а страстью, точнее говоря, разумом, болезненно искаженным страстью. Таким образом, непонимание — это ложное направление воли, неправедная реализация своей свободы. У святых отцов, которые, избавляясь от страстей, верно реализуют свою свободу, наблюдается удивительное взаимопонимание и единомыслие, потому что понимание — это совместное видение истины, совместная жизнь в ней.

Наверное, найдутся те, кто, читая мою статью, скажет: «Все это ерунда, все на самом деле гораздо проще — это происходит от невежества, от неумения мыслить». Но тем, кто выскажет подобные возражения, можно задать вопрос: «А как же объяснить случаи с очевидным, ведь, там умения мыслить не требуется, там надо только иметь чистое око?». В рамки такого объяснения не укладывается и еще одно явление. Приходилось сталкиваться с людьми, которые показывали высокий уровень овладения логикой, но и у них бывали случаи, когда они белое принимали за черное. Они потом даже сами удивлялись, как это могло произойти. Кроме того, в такого рода объяснении содержится и уверенность в том, что человек не испорчен, а просто несовершенен, что ему только достаточно получить соответствующие навыки, знания, и тогда все будет в порядке. Но мы, православные христиане, точно знаем, что человек отнюдь не обладает совершенством природы, которое мы ему приписываем.